Жестокая мещанка

Образ Вдовы, корни которого идут от мольеровских «Мещанина во дворянстве» и «Мнимого больного»,- настоящий художественный тип. Она - властная, жестокая мещанка. Никому не верит, особенно врачам, считает их шарлатанами. Она уверена, что «жизнь - это война нервов». На что же она расходует свою столь колоссальную энергию? А на то, чтобы ее признали больной, чтобы лечили и почитали, ухаживали за ней, оказывали ей почести как жене полковника. Но ведь она совершенно здорова. Доказать это для фарса недостаточно. Нужна необычайная история, скорее всего абсурдная и нелепая, которая могла бы разоблачить и высмеять капризную выскочку, возомнившую о себе черт знает что.

Смуул нашел абсурд, беспощадно обличающий Вдову. Она добивалась от врачей диагноза. Долго, упорно добивалась. Не щадя своих сил и темперамента. Наконец врачи определили две болезни для столь храброй дамы: иихилиссимус акуту с и логорея градус гравис. Вдова ликовала, влюбилась в эти звонкие слова, так причудливо звучащие но-латыни. Прыгала от радости, кричала: «Мой иихилиссимус!», «Моя логорея!» Но, когда молодой лекарь из Тарту ей объяснил, что обе эти болезни сущая бессмыслица (иихилиссимус акутус в переводе - великое ничто, а градус гравис - это то, что укорачивает язык на два дюйма), вдова чуть не лишилась чувств: у нее вырвали мечту, лишили ее гордости. «Господи,- кричит она,- открой по врачам огонь, ударь но ним из шестиствольных минометов!»-

Абсурд сделал доброе дело.  Разоблачил мнимую больную, социально опасную и живучую. Однако сму-уловская Вдова все начнет сначала. Она жена полковника и хорошо знает свои права и права советского больного. Она обещает пережить Автора: «Я живуча, как рак. Ты меня породил, а я тебя убью!.. И сама буду жить всем назло».

Пьеса Смуула «Вдова полковника» сразу нашла театры. Ее поставили в Таллине, Риге, Тарту и Москве. Можно было порадоваться прозорливости театров и успеху драматурга. Но беда грянула. В одной солидной московской газете («Красная звезда») была напечатана статья «Вдова на ухабах», в которой драматурга обвинили в отрыве от жизни, чуть ли не в клевете на жен всего офицерского состава. Тон статьи был настолько нетерпимым и категоричным, что пьеса была перечеркнута, а спектакли сняты с репертуара.

© 2008-2019 bestcourses.ru