Вторая комедия

В глазах Гулячкина читалась «черная» грусть, он не знал, куда его вынесет эта бредовая комическая фантазия, он то и дело обращался к публике, ища сочувствия и понимания. Конечно, что-то жалкое и человеческое жило в нем, тосковало о прошлом магазине, однако самозванец и авантюрист, идеолог мещанского мира преобладал в характере. Разнообразнейший в своих претензиях и поступках, гаринский Гулячкин, страшноватый и забитый, обреченный в своих домогательствах, оставался в истории нашего театра как живой и предельно заостренный сатирический тип нового советского мещанина середины 20-х годов.

Спектакль «Мандат» многие годы сохранялся в репертуаре ГОСТИМа, он прошел на сцепе свыше трехсот пятидесяти раз. Эту комедию Эрдмана играли в различных театрах страны: в Баку, Симферополе, Одессе, Ташкенте, Харькове, Казани, Ярославле, Ростове-на-Дону и других городах. В 1927 году ее поставили в Берлине.

Вторая комедия, написанная Николаем Эрдманом в 1931 году, «Самоубийца», расширяет возможности жанра сатирической комедии. Если в «Мандате» писатель только подходил к трагизму, то в «Самоубийце» трагическое, сливаясь с комическим, создает новую для тех лет форму трагикомедии. Пьесу отличает особый жанровый камертон - трагизм смешного, расширяющий границы комического.

«Самоубийца» - это форма сатирической трагикомедии, которая зло обличает зарвавшихся матерых мешай, потерявших все. наглых и изворотливых, оказавшихся на задворках истории, в ее подворотне, вылезающих из своих нор и коммуналок, чтобы предъявить свои нелепые и уродливые претензии к обществу, рожденному Октябрьской революцией. Сатира здесь острая и гневная. Эрдман создает укрупненный тип советского мещанина - Подсекальникова, тоже своеобразного самозванца. Самозванец этот особенно смешон: он, оставаясь живым, объявляет себя мертвецом, наживается на своем мнимом самоубийстве.

© 2008-2019 bestcourses.ru