Трагические стихи

Громкое и «слуховое» слово, рассчитанное на произношение вслух, выражено в приподнято «дерзкой» речи, в образах-гиперболах. В эти же годы Маяковский пишет свои знаменитые сатирические гимны: «Гимн судье», «Гимн критику», «Гимн взятке» - яркие остроконфликтные стихи, звучавшие как памфлеты, вроде «Похвального слова глупости».

Стихи лирические. Лирика у Маяковского особая, это всегда болевая драма, где лирический герой мечется в громадном городе, терзается, ищет выхода; здесь «слуховое», «буйное» выражено чуть тише и порой негромко («Послушайте!», «Скрипка и немножко нервно»)... Что-то манит воображение, это как «будетлянское», с надеждой и верой: «Будетляне - это люди, которые будут. Мы накануне». Тогда и возникает пронзительное, зовущее и вопрошающее:

Послушайте!

Ведь если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно? Значит - кто-то хочет, чтобы они были?..

Стихи трагические, в которых конфликт почти глобальный: поэтическое и субъективное «Я» в них противопоставляется всей Вселенной, жуткому и назойливому миру вещей. Тогда поэт обращается к философии, к темам: «Я» и война, «Я» и Христос, «Я» и живой мир людей обездоленных и несчастных, не нашедших себя, задавленных несправедливым социальным миропорядком. Маяковский пишет небольшой цикл «субъективных» стихотворений «Я», который состоит из таких стихов: «Я», «Несколько слов о моей жене», «Несколько слов о моей маме», «Несколько слов обо мне самом» (май, 1913). Обратимся к последнему. Тут почти гоголевские фантасмагории и абсурды - «с каплями ливня на лысине купола скакал сумасшедший собор», «Я вижу, Христос из иконы бежал», «Кричу кирпичу» - чередуются с явно гоголевским восклицанием: «Солнце! Отец мой! Сжалься хоть ты и не мучай!» Опять гротеск, теперь трагический: кровь лирического героя льется «дорогою дольней», мучается и страдает душа «в выжженном небе на ржавом кресте колокольни». Время мерещится «хромым богомазом». Завершается стихотворение такой концовкой: «Я одинок, как последний глаз у идущего к слепым человека».