Теоретик-марксист

Теоретик-марксист понимал этот жанр шире обычной формулы: комическое - это безобразие, нарушение распространенного, алогизм обычного. Он видел в классической комедии черты философской и сатирической укрупненности. Так, анализируя «Горе от ума» и «Ревизора», Луначарский отмечал, что в этих произведениях проявилась особая природа комизма, сочетавшего смех с «кипучим негодованием против свиных рыл»; он пишет о возросшей функциональности смеха, о его обобщающей и общественно-политической силе. Шутка, по его мнению, несет реальность, она превращается часто в миниатюрную философскую новеллу и, обладая особой аллюзийностью, раскрывает смысл общественных явлений.

В то время когда рапповцы и вульгарные социологи отвергали сатиру, сбивали ее с критического пути, Луначарский в 1933 году говорил о «формах отрицательного реализма, которые могут переходить в любую степень внешнего неправдоподобия при условии громадной внутренней реалистической верности. Карикатурой, сатирой, сарказмом мы должны бить врага, дезорганизовать его, унизить, если можем, в его собственных и, во всяком случае, в наших глазах, развенчать его святыню, показать, как он смешон».

В сатирической драматургии сохраняется комическая оценка мира, отрицающая пороки и социальные уродства, утверждающая мысль и веру в целостность бытия. Базой, основой смеха остается серьезность замысла, идеи, философии произведения.

Внутри советской комедиографии существует множество различных форм. Чтобы понять природу сатирической комедии как жанра, необходимо, на наш взгляд, рассмотреть принципы классификации комических форм. В нашей теории этот вопрос совершенно не разработан. Здесь существует много путаницы, субъективистских точек зрения, наиболее распространенная - делить комедии по тематическим планам: быт, лирика, публицистика. Такой подход поверхностен с точки зрения науки.