Теоретики сатиры и комического

Ю. Тынянов поражает блеском своего острого ума, сопоставлениями и противопоставлениями Гоголя - Достоевскому, Достоевского - Гоголю. Пародийность, свойственная русской литературе со времен Козьмы Пруткова, здесь объясняется как своеобразная природа творчества; пародия превращается в нечто новое, дает свои неожиданные плоды. Это не только прием и жанр, это самостоятельное гротескно-образное художественное мышление.

Тыняновская книга написана о теории пародии, первая глава ее так и называется: «Стилизация - пародия». Впервые в русской теории дается разграничение и взаимодействие этих двух начал - стилизации и пародии, впервые теоретик устанавливает изначальные черты пародии как стиля, как способа познания мира. «Стилизация близка к пародии. И та и другая живут двойною жизнью: за планом произведения стоит другой план, стилизуемый или пародируемый. Но в пародии обязательна невязка обоих планов, смещение их; пародией трагедии будет комедия (все равно, через подчеркивание ли трагичности или через соответствующую подстановку комического), пародией комедии может быть трагедия. При стилизации этой невязки пет, есть, напротив, соответствие друг другу обоих планов: стилизующего и сквозящего в нем стилизуемого. Но все же от стилизации к пародии - один шаг; стилизация, комически мотивированная или подчеркнутая, становится пародией» .

В такой диалектической постановке вопроса о взаимоотношениях стилизации и пародии и о самостоятельности пародии как более высокого способа отражения жизни есть возможность выйти к реальным процессам в драматургии 20-х годов. Тогда появились пьесы шутейного, прямопародийного плана, с невязкой обоих сторон - основного и пародируемого, и мы увидели, как пародия драмы или трагедии, чего-то очень серьезного, становится комедией, причем абсурдной комедией. Такой пример дают «Шуточные пьесы» Вл. Соловьева, вышедшие отдельной книгой в 1922 году. Но к этому мы еще вернемся.

© 2008-2019 bestcourses.ru