Театр сатиры

Однажды в редакцию «Нового мира» пришел В. Н. Плучек, и после его ухода А. Т., пожимая плечами, рассказал о его замысле поставить в своем театре «Теркина на том свете». «Если мы называемся Театр сатиры, то какой еще сатиры искать?» - передавал он слова режиссера. Однако первая реакция у А. Т. была более чем настороженная. Плучек удивил и озадачил его, сказав, что и пьесы ему никакой не требуется: актеры просто разыграют в лицах поэму. «А это возможно?» - спросил с недоверием А. Т.

Но начались репетиции, и 23 декабря 1965 года Твардовский пригласил меня вместе с оказавшимся тогда в Москве воронежцем Г. Н. Троепольским на первый прогон спектакля. Мне сказал: «Вы, как спец по театру, должны мне помочь разобраться. Я в их хозяйстве ничего не понимаю».- «А что там понимать?» - возразил я.

Сидели мы бок о бок в полутемной зале, ряду в 3-м или 4-м, я мог убедиться, что спектакль захватывает А. Т. Он весело рассмеялся на выход критиков «Теркина» во главе с неким руководящим лицом, которого играл Менглет,- лоснящийся, со сладкой фальшивой улыбкой и властно-вкрадчивой манерой речи. «Странный, знаете, сюжет... Да, не говорите... Ни в какие ворота... Тут не без расчета...» Сколько раз мы слышали такой обмен репликами в жизни, и теперь, талантливо осмеянный, он звучал со сцены. Конечно, все мы, и Твардовский прежде всего, с волнением ждали самого Теркина и, когда он явился, обрадовались: «похож!» Папанов какой-то насквозь земной, обаятельный, свойский, солдат не слишком молодой, «тертый», с видавшим виды вещмешком, будто явившийся с передовой, утешающий себя шуткой и не способный потеряться ни в каких обстоятельствах,- словом, не сусальный Козьма Крючков, а точно то, что надо. Хорош был и его партнер Новиков, который на этот раз играл друга, или «анти-Теркина», как выразился А. Т.,- бледный, застенчивый, с острым длинным носом, худой шеей, болтавшейся в воротнике блеклой гимнастерки, - робкий, безжизненный, покорившийся царству мертвых двойник героя.

Понравилась А. Т. и музыка Родиона Щедрина, тронул патетически поставленный режиссером «реквием» в конце первого акта, когда на темно-красном, просвеченном с двух сторон прожекторами фоне выстроились шеренги людей, погибших не только на войне:

© 2008-2019 bestcourses.ru