Театр имени Евг

В конфликте пьесы встретились не просто два сильных и равных человека,- в затяжную и упорную, наполненную сильнейшим драматизмом борьбу вступили две непримиримые концепции жизни, два мировоззрения. Ни одно из них не уступит. Этот максимализм и отличает ярость схватки, создает тот гражданский пафос, который пронизывает все действие, наполняет его бурными страстями.

Присмотритесь повнимательнее к Горлову, к его манере говорить, вслушайтесь, пожалуйста: чего он хочет, что проповедует, что его заботит, а главное, как он умеет водить войска, управлять ими в столь грозную и горькую пору? Драматург подсказывает: этот человек на посту командующего фронтом социально опасен. Он глуп, безнадежно отстал и кичится, хвастается - это страшно! - тем, что «не теоретик», что «университетов не кончали» (не я, дескать, один, а мы, особая косточка, нам все можно!). Вот где - в сфере интеллекта, духовной культуры, готовности или же неготовности умело воевать с сильным, технически вооруженным противником и дается автором бой «горловщине».

Огневская концепция возникает на иной жизненной почве: поиск, творчество, дерзание, основанное на знании техники, стратегии и тактики современной войны. «Горловщина» комически обречена, ее эра кончается. Уходят Горловы, приходят Огневы.

«Фронт» А. Корнейчука сразу же завоевал широкую популярность в нашей стране. В Москве пьесу играли три театра: Театр имени Маяковского, Малый театр и МХАТ; премьеры следовали одна за другой: 5 ноября 1942 года - в Малом театре, 7 ноября - в МХАТ (режиссура Н. Хмелева и И. Раевского). В спектакле были заняты прекрасные артисты, лучшие из мхатовцев: Ивана Горлова играл И. Москвин, Огнева - Б. Ливанов, Мирона Горлова - М. Кедров, Хрипуна - В. Топорков.

Театр имени Евг. Вахтангова, находившийся тогда в эвакуации, в Томске, также поставил «Фронт» (режиссер Р. Симонов, художник В. Рындин).