Студийные и профессиональные театры Томска, Читы, Перми

Студийные и профессиональные театры Томска, Читы, Перми, Харькова, Иркутска, Красноярска, Тамбова и других городов поставили «Мистерию». Она шла тогда и в первой, но чаще всего во второй редакции.

В Казани пьеса почти одновременно прошла в трех театрах. В мастерской КЭМСТ (Конструктивизм, эксперимент, мастерство, современность, театральность) режиссер Б. Симолин, ставя «Мистерию», последовал призывам Маяковского - «менять содержание», насыщать спектакль фактами текущего дня; были написаны новые сцены: «Голод» и вместо «Страны обломков» -«Нэп». В печати отмечалось, что участники спектакля верно почувствовали стиль и ритмы стихов Маяковского, сумели передать музыку слов-звуков. Для Человека будущего актер А. Васильев нашел интересный образ: он был одет в черную прозодежду, напоминающую комбинезон, на голове - кожаный шлем летчика.

В Тбилиси Котэ Марджанишвили готовился 1 Мая 1924 года показать «Мистерию-буфф». Увлеченный пьесой, он разработал план постановки на открытой площадке в расселине горы Святого Давида. Это, по мысли режиссера, должно было быть грандиозное героико-сатирическое, народное представление с участием актеров Театра им. Руставели, а также клубной самодеятельности. Маяковского, приехавшего в Тбилиси, покорила смелость режиссерского плана, та «солнечная ярь», которая окрыляла замысел Марджанишвили. Жаль, что спектакль в Тбилиси не состоялся.

В Иркутске юный Н. Охлопков, организовавший с товарищами новый «Молодой театр», предложил поставить к 1 Мая 1922 года «Мистерию-буфф». Все согласились, начали работать. Осуществлял постановку Н. Охлопков. Он следовал мейерхольдовским принципам театральной зрелищности, увлечен был спектаклем Театра РСФСР-Первый, видел его в Москве. Поэтому настойчиво добивался слияния сцены со зрительным залом, отменил занавес, рампу, создал бурное, озорное, с выдумкой и трюками революционно-сатирическое представление. Спектакль шел в помещении Иркутского городского театра.