Спектакль "Народный Малахий"

А Кваркваре, сообразив, что происходит, уже подлаживается под меньшевиков, размахивает руками, кричит и угрожает: «Я не успокоюсь, пока не истреблю большевиков, не поставлю народ на колени».

Кваркваре пошел в гору. Его носят на руках, он выступает перед солдатами. Его величают Наполеоном. Этот отъявленный демагог собрал армию. Но события развиваются своим чередом. К уезду, где властвует Кваркваре, подходит Красная Армия. Теперь ему надо срочно «выкраситься под большевика». И он «выкрасился». Кричит и трезвонит о демократии, а сам жестоко преследует честных людей, набил тюрьмы до отказа. Он сознается: «Я Тутабери - лютый зверина!», приказывает: «Прикладами их! Бей, пока не уймутся!» У него, этого ограниченного болтуна, сложилась своя философия, откровенная и страшная: «Народ сам себе враг. Оставь его без пастуха - он, как безмозглая скотина, свалится в пропасть. Но, если у тебя голова на плечах, народ сам вручит тебе палку - надо только бить умеючи» .

Большой философский смысл таится в образе Кваркваре. Но вот что особенно интересно: этот характер вышел из недр грузинского фольклорного театра, из театра народных масок. Известный грузинский литературовед и писатель Георгий Цицишвили в книге «Грузинская советская драматургия» рассказывает, что толчком, исходной точкой для создания образа Кваркваре послужила для П. Какабадзе маска Золодува - хвастливого и ленивого, умного и изворотливого мечтателя и остроумца, попавшего в беду и совершавшего подвиги. Эту маску впервые ввел в грузинскую литературу Давид Нахуцришвили в сказке о Золодуве Кикиле. По этой сказке в 1923 году был поставлен спектакль (по инициативе Нино Накашидзе). После этого сын Давида, Георгий Нахуцришвили, переработал эту сказку в пьесу, сказочные мотивы заменил современными (его соавтором был Борис Гамрекели). Сказка обошла сцены многих европейских театров .

© 2008-2019 bestcourses.ru