Сердце вместе с эстетическим наслаждением

В те времена некоторые теоретики тонко чувствовали природу комического, подмечали одну, наиболее существенную сторону в восприятии сатиры. Да, она обличает, издевается, карает смехом. Но, изображая уродливое и отрицательное, сатирическое произведение, если оно по-настоящему талантливое и правдивое, выполняет еще и эстетическую функцию: действует своей художественной логикой, создает оптимистическое очищение, близкое к тому, что в трагедии связано с катарсисом.

А. В. Караганов в 1954 году писал по этому поводу: «Сценическую сатиру, если говорить о подлинной сатире, а не о полухудожественных ее суррогатах, нельзя исключать из области драматической поэзии, хотя ясно, что речь в ней идет не о соловьях и розах.

При восприятии сатирического произведения гнев против бичуемого зла входит в сердце вместе с эстетическим наслаждением, с чувством радости за художника, сумевшего сказать об уродливом явлении в жизни могучим языком высокого искусства» .

В 1953 году развернулась дискуссия о том, почему у нас нет советских Гоголей и Щедриных.

В. Ермилов в «Литературной газете» выступил со статьями, вошедшими в книгу «Некоторые вопросы советской драматургии. О гоголевской традиции».

Книга по тем временам была актуальна. Автор, обосновывая гоголевские традиции в советской драматургии, высказывал верные мысли о природе сатирического, о назначении высокой комедии.

Однако с главным пафосом статей Ермилова вряд ли можно было согласиться. Критик и литературовед по существу исказил гоголевские художественные принципы. В угоду своей «концепции» об «утверждающем смехе» он не посчитался и с авторитетом Гоголя.

Известно, что смех Гоголя был печальным и грустным, что на это были у великого сатирика свои основания.

© 2008-2019 bestcourses.ru