Семейные сцены...

Вот это «братство», основанное на принципе «ты - мне, я - тебе», сатирически и обличается драматургом. Все могут короли: «выдал звонок» в обком, заручился поддержкой своего дружка - замминистра Букина, обаял джином, финской колбасой салями и водкой областного начальника по фамилии Гнедой, устроил так, что секретарь комиссии Кузина спрятала письмо авторов проекта об отказе, за что Чинзанов устроил ей личный телефон (у нее был спаренный телефон, «Распарим вас, Симочка, распарим»). Ему нужно было, чтобы Декан написал похвальный отзыв о строительстве эстакады. Тот сделал, но попросил Чинзанова, чтобы он помог устроиться дальней родственнице в архитектурный институт. Устроил. Управделами за свою услугу попросил путевку для одинокой женщины в Сочи. Достал.

Все решил в конце концов академик Шурляев. Его любимая внучка Галочка мечтает получить автограф Аллы Пугачевой. Это для нашего блатмейстера пара пустяков: пожалуйста!

Обманул всех Чинзанов. Старика академика уговорил прийти на комиссию как раз в момент, когда снимали кандидатуру Чинзанова. Но авторитет Шурляева так велик, что... Словом, гудит банкет, восхваляет свое «братство» Чинзанов. Вбегает прибывший из Бобровска Гнедой и сообщает пренеприятнейшее известие: «Эстакада рухнула...» Немая сцена, как у Гоголя.Эта комедия выходит за рамки сатирического фельетона, хотя и в ней есть слабьте места. Драматическая история, связанная с манекенщицей Алиной, по-моему, недостаточно логично вписывается в сюжет пьесы.

В утверждении на сцене «высокой комедии», как в XIX веке называли лучшие образцы сатирической пьесы, большую роль нынче играет комедия Виктора Розова «Гнездо глухаря», поставленная в Театре сатиры (режиссер-постановщик В. Плучек) в 1980 году.

Самое интересное: Розов, создавший свой современный театр, написавший пьесы, по которым воспитывались поколения зрителей с начала 50-х годов и рождались новые театральные генерации («Современник»), до этого не написал ни одной сатирической комедии.

© 2008-2019 bestcourses.ru