Сатирические образы

Сатирические образы (Каминскас, Директор школы, Ирена, Мышонок) создаются в пьесе Шальтяниса разными красками преувеличения (гипербола, гротеск, буффонада), а также методом глубокой психологизации.

«Брысь, смерть, брысь!» принадлежит к таким пьесам, которые являются по своему типу несмешными. Ирония, густой народный юмор не вызывают открытого, веселого смеха. Тут смех скрытый, он не на поверхности, а внутри конфликтного течения, затрагивающего проблемы серьезные и философские. В пьесе часто не смешно и не весело, а страшновато.

Уезжает из городка семья Каминскасов. Отец увозит Люку.

Андрюс собирается в большую жизнь. Он уходит из дома.

В финале звучат слова героя: «Брысь, грусть... Брысь, наше одиночество! Брысь, наша ложь и ненависть... И ты, старость... И ты, смерть... от моего родного дома. Брысь, смерть... брысь! Навсегда!»

Несмешная сатирическая комедия продолжает традиции русских классиков. Вспомним пьесы Сухово-Кобылина, его «Дело» и «Смерть Тарелкина» - часто ли на их представлениях возникает смех? Они потрясают нас жестокостью нравов, катастрофою человека, попадающего в безвыходное положение. Тут уже не смешно, а страшно.

Наши драматурги овладевают подобной комедийной структурой. Это «комедии мировоззренческого театра», театра, который в жанре обычно смешном предлагает зрителям поразмышлять о жизни. По-моему, это перспективная возможность расширить границы сатирической комедиографии. Конечно, остаются в силе приемы и средства техники комизма. По-прежнему будет служить зрителям смешная и веселая комедия. Но рядом с нею найдет свое место и комедия несмешная, воздействующая на зрителей мыслью и размышлениями о жизни.

К концу 70-х годов в нашей комедиографии явно определился господствующий сатирический стиль как стиль мировоззренческий, охватывающий жизнь в ее глубинных противоречиях и конфликтах. Раньше авторы комедий часто ограничивались узкожанровой структурой, разрабатывая тот или иной анекдот или казус в пределах только одной комической формы.

© 2008-2019 bestcourses.ru