Сатирическая культура

Сатирическая культура сузилась по фронту. Один русский журнал «Крокодил», хороший, но один. Мало. Нужны еще, как в 20-е годы, новые сатирические журналы. Будет веселее жить и сатирикам, и читателям. Театр сатиры в Москве, театры комедии в Ленинграде и Горьком. Нужны комедийные, с малыми сценами театры в крупных городах страны.

Заглохли самодеятельные сатирические ансамбли. А когда-то они процветали. Театр «Верстки и правки» в Москве, «капустники» в домах работников искусств, во дворцах культуры. Их почему-то не стало, они изгонялись ретивыми чиновниками. Эстрадные разговорные жанры. Их мало, редки крупные и умные сатирики на эстраде. Работает остроумно «Радионяня», в мультипликации есть озорное и веселое, на всю страну Идут с шумным успехом фильмы «Ну, погоди!».

На ТВ массовыми комическими коммуникациями были «Кабачок тринадцать стульев» и «Вокруг смеха». Первая давно снята, вторая стала скучнее и однообразнее. Надо искать и находить новые сатирические формы для ТВ.

Завершая книгу, я думаю о непростой и горькой судьбе драматической сатиры. Десятилетиями ее истязали и пытались ликвидировать. Наша художественная культура понесла большой урон от того, что со времен «Мистерии-буфф» на каждом шагу сатирические пьесы преследовались и запрещались, и только с огромным трудом, преодолевая всяческие преграды, доходили до сцены.

Страх перед гласностью (а сатира и есть самая эффективная и сокрушительная форма гласности) был невероятным. Правды боялись начальники, идеологи, чиновники, занимавшие номенклатурные должности в культуре и искусстве, критики. Правда колола глаза, без нее обходились и жили спокойно, без нее расцветали бюрократизм, чинопочитание, славословие и круговая порука, то есть как раз то, против чего всегда воевала сатира.

Хорошо сказал старейший сатирик крокодиловец Эмиль Кроткий:

Бойтесь кричащих: «Сатиру долой!» Мусор всегда недоволен метлой.

Примечательно, что когда в жизни общества особенно остро ощущался вред бюрократизма, благодушия и прочих негативных явлений, тогда вспоминали о сатире и громогласно провозглашали, что нам Гоголи и Щедрины нужны. Однако эти призывы оставались декларацией. Очень скоро выяснялось, что нам, оказывается, нужны были такие Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали!..