Просмотр спектакля

Память, как ты ни горька, Будь зарубкой на века!

Это было сильное место в спектакле, оттенившее лирическим пафосом озорную, едкую сатиру предыдущих и последующих сцен. Плучек верно угадал это в Твардовском: неожиданный переход от смеха к горьким раздумьям, и от слез опять к улыбке.

Сидя рядом с А. Т., я временами взглядывал на него и видел, как он, человек не сентиментальный, то и дело прикладывал платок к глазам. А в антракте сказал мне: «Ну, как? А мне, боюсь сказать, нравится...»

Перед нами в пустом ряду сидели двое или трое чиновников из Управления театрами. Сидели с каменными лицами. А. Т. время от времени бросал на них взгляд - никакой реакции, ни тени улыбки. Когда зажегся свет в зале, их уже не было, по-видимому, они ускользнули в конце просмотра. «Как те, в калошах, на сцене»,- сказал А. Т., имея в виду Менглета и его свиту (они долго снимали и надевали калоши).

После спектакля нас позвали на худсовет, где выступали А. Анастасьев, А. Салынский". Троепольский, я, некоторые актеры. А. Т. сказал коротко, что из его поэмы театр сделал совсем новую вещь, не входящую в пределы его литературных владений. В театре он, мол, не судья, но его, автора, ничем не ущемили. В заключение поблагодарил от души Плучска и актеров. Помню, как облегченно улыбнулся страшно волновавшийся, утирающий пот со лба Папанов.

26 декабря 1965 года состоялся второй просмотр спектакля с обсуждением. Я на нем не был. Но А. Т. пришел в редакцию и рассказывал: он пригласил в театр человек , в том числе М. А. Лифшица, А. В. Караганова, И. С. Черноуцана, И. А. Саца и др. Своих гостей позвал и Плучек. А. Т. настоял на том, чтобы собраться после спектакля и поделиться впечатлениями. Люди из Министерства культуры на этот раз остались, но высказываться не захотели. «Мы так сразу не можем определить свои впечатления, заявил один из них.- Это у нас не принято, да и трудно, не подготовившись». Л. Г. ответил, что кому трудно, тот пускай, конечно, молчит, а выступают те. кому легко. Лучше, откровеннее других говорил, но словам Л. Т., Ворис Слуцкий. Кроме него, выступали А. Г. Дементьев, В. Тендряков, А. Тур-ков и некоторые другие. Л. Т. огорчился, что многие слишком уж выбирали слова и понижали тон в присутствии «начальства». Вообще в этот день А. Т. показался мне несколько огорченным, раздраженным - не в своей тарелке.