Принципы театральной эстетики

 Здесь не только закреплялось то, что было найдено в лучших спектаклях, но и отрабатывались принципы театральной эстетики: большая поэзия Твардовского игралась в форме площадного народного и сказочного театра. Тут, в этой форме, как в едином синтетическом узле, сливались: гражданская динамика сатир Маяковского, их фееричность, разгаданные в спектаклях символика и фантасмагория Хикмета, эксцентрика, приемы театра кукол и Петрушки, не раз отработанные Плучеком, хор, найденный им еще в юности, в студийном спектакле «Город на заре». Все теперь пригодилось, все нашло применение в сценическом воплощении сатирических образов.

Странно читать теперь суждения некоторых критиков, откликнувшихся на спектакль Театра сатиры. Д. Стариков писал в «Театральной жизни»: «К сожалению, спектакль Театра сатиры не предлагает какого-либо творческого истолкования поэмы. Это театрализованная ее читка со сцены, сдобренная иллюстративными картинками вплоть до пляски «мамзелей» с «ихнего того света» и пантомимы, претендующей на то, чтобы изображать борьбу Теркина со Смертью...»

Стариков выражал крайнюю точку зрения в неприятии спектакля. Другие же вели критику более умеренно, но и не всегда доказательно (чаще всего недоказательно) . Ю. Рыбаков, например, в обзорной статье журнала «Театр» «К итогам сезона» правильно отмечал, что «Теркин на том свете» с «особой остротой поставил вопрос о возможности и ответственности сатирического жанра». Однако в дальнейших рассуждениях эта мысль ничем не подкреплялась. Критик заявлял, что спектакль в Театре сатиры «вызвал чувство разочарования», и опять же, противопоставив спектакль поэме, делал такие заключения:  «В поэме «тот свет» мы видим умным, убийственно насмешливым взглядом бывалого солдата, в спектакле этот взгляд стал испуганным. Теркин в театре потерялся среди канцелярских столов, он принял волокиту как должное, зло - как неизбежное... И если в сказке Теркин не принял «того света», высмеял его -и тем победил, то в спектакле он отступил...»