Преодолевая трудности

Муза пламенной сатиры Маяковского создавала новую эру советской сатирической комедиографии, продолжающей традиции Пушкина, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, обогащала эти традиции новым, революционным миропониманием, новой поэтикой и методикой.

Мейерхольд, искренне преданный Маяковскому, задумал после смерти поэта заново восстановить «Клопа», и в 1936 году он с воодушевлением вел репетиции, признавался, что в 1929 году не смог понять всю силу драматургических новшеств Маяковского. Но это дело оказалось безнадежным. На комедии Маяковского, как и на всю его сатирическую драматургию, было наложено вето.

Более двадцати лет талантливейший художник-новатор нашей эпохи существовал в нашей литературе только своей поэзией, причем замалчивались и его сатирические стихотворения. Л Маяковскому-драматургу был закрыт путь на сцену: его сатиру ермиловы считали, как ни странно, устаревшей, непригодной для эпохи строящегося социализма. Считали, но печатно не очень-то охотно признавали это.

Более двадцати лет Маяковский был запрещен для театра.

1929 год вошел в историю нашего государства как год, когда решительно ломалось старое. На смену приходило новое и неизведанное. Это был год больших свершений и крутых противоречий.

Вперед вышли проблемы строительства, темпы первой пятилетки. Появилась плеяда писателей и драматургов, которые приходили в литературу и в театр прямо со строек, приходили с новым героем и новым стилем. Вглядываясь в черты героя пятилеток, искусство стремилось запечатлеть образ строителя социализма, его дух и его созидательный труд. В драмах и комедиях ставились проблемы новой жизни, гармонической личности, выдвинутые самой действительностью. Рождались новые эстетические принципы в драматургии и театре.