Политическая сатира

Лирический герой, от лица которого Маяковский ведет сюжет, входит в приемную и скромно спрашивает: «Но могут ли аудиенцию дать?» Ему отвечают: «Товарищ Иван Ваныч ушли заседать - объединение Тео и Гукоиа». Тут, как случалось и в «Мистерии-буфф», Маяковский называет совершенно реальные учреждения тех лет: Тео - Театральный отдел Главиолитпро-света, а Гукон - Главное управление коннозаводства; сохраняя адресат, поэт усиливает сатирическую направленность, метко ведет огонь по конкретным целям.

Маяковский использует прием комического повтора. Герой жалуется: свет не мил. Исколесишь сто лестниц. На одном этаже спросишь - отвечают: «Заседают: покупка склянки чернил Губкооперативом», на другом этаже никого нет - «голо!.. Все до 22-х лет на заседании комсомола». На самом верхнем этаже спросишь: «Пришел товарищ Иван Ваныч?» - ответ - «На заседании А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома». Кульминация мини-комедии - фантасмагория: наш герой, разъяренный, врывается на заседание и видит невероятную картину, как во сне: «сидят людей половины. О, дьявольщина! Где же половина другая?» «Зарезали! Убили!» - кричит лирический герой. И слышит спокойнейший (обратите внимание: именно спокойнейший, как но законам комического серьеза) «голосок секретаря» в форме обыденной, разговорной речи: «Они на двух заседаниях сразу. В день заседаний на двадцать надо поспеть нам. Поневоле приходится раздвояться! До пояса здесь, а остальное там».

Это стихотворение написал не просто поэт-сатирик, а драматург, безупречно владеющий драматической формой, умеющий от бытового и конкретного перейти к огромным социальным обобщениям.

В. И. Ленин отозвался с похвалой об этом стихотворении Маяковского. «Вчера я случайно прочитал в «Известиях» стихотворение Маяковского на политическую тему,- говорил Ленин, выступая на заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов 6 марта 1922 года. - Я не принадлежу к поклонникам его поэтического таланта, хотя вполне признаю свою некомпетентность в этой области.