Пьесы Булгакова

Булгаков и в пародии умел быть печальным писателем.

В Прологе пьесы видится автор будущего «Театрального романа»: так точны и выразительны фигуры директора Геннадия Панфиловича, «рыжего, бритого, очень опытного»; подхалима и угодника помрежа Метелкина, угадывающего любое желание своего шефа; чиновника крупного масштаба Саввы Лукича, который «переутомился» и собирается отдыхать в Крыму; писателя Дымогацкого, выступающего в журнальчиках под псевдонимом Жуль Верн, по словам директора, «проходимца и бандита», сочинившего «остро идеологическую» пьесу.

Главный ряд этой пьесы Булгакова - это торжество его иронической, резкой по краскам фантазии. Взмах дирижерской палочки, и начинается увертюра: «На сцене волшебство - горит солнце, сверкает и переливается тропический остров». Такова авторская ремарка. Теперь, вырвавшись из московского быта Пролога, фантазия автора мчится к подножию вулкана, где находится вигвам царя далекого Багрового острова. Есть основания предполагать, что Булгаков, посмотрев какую-то пошловатую оперетку, начинает писать на нее пародию. Такой вариант вполне возможен.

Однако булгаковский талант по своей природе не может вместиться в одну, четко обозначенную жанровую структуру. В данном случае просто пародия явно не устраивала Булгакова.

Пародия развернулась в много сюжетное полотно. Интересен прежде всего главный прием драматурга: персонажи Пролога, с которыми мы познакомились, актеры и директор какого-то условного московского театра, теперь становятся действующими лицами спектакля и вовлечены в колоссальный розыгрыш: директор театра Геннадий Панфилович теперь уже лорд Гленарван - главный босс колонизаторов; Метелкин - его слуга Паспарту (он же Говорящий попугай в покоях лорда); Лидия Иванна, жена директора, «гранко-кетт»,-леди Гленарван; Василий Артурович Дымогацкий, принесший в театр пьесу, теперь появляется в роли политического авантюриста Кири-Куки, который бежит с острова вместе с лордом и его компанией.