Пешие большевики

Кузьма - это совершенство платоновской фантазии. Известна страсть к технике и изобретательству этого писателя. Она проявилась и в прозе, и в пьесах. Кузьма хорошо обучен. Он вставит соленое словечко, когда услышит демагогию, осадит барышню-иностранку такой репликой: «Рвачка. Сила элемента». Грозно зарычит на льстивые речи западного «научного человека»: «Х-хит-рость классового врага... П-папа римский...» А когда Щоев, наслушавшись умных реплик железного робота, восклицает: «Кузьма, ты живой, что ли?» - Кузьма ему отвечает: «Да. почти что... как ты».

«Пешие большевики» - Алексей с шарманкой, Ку-зей и Мюд - пришли в Песчано-Овражную кооперацию. Щоев их спрашивает: «Куда теперь идете?» Алеша отвечает: «Мы идем по колхозам и стройкам в социализм ».

В «Шарманке» несколько сюжетных линий. Одна из них - линия путешественников, идущих к социализму, она лирическая и романтическая. Здесь решающую роль играют Мюд и Алеша, мечтающий о дирижабле, который пролетит «над неимущим земным шаром, он спустится, и его потрогают руки всемирного пролетариата».

Вторая линия - приезд в Песчано-Овражную датского профессора-пищевика Эдуарда-Валькирия-Ган-сен-Стерветсена и его дочери Серены с целью приобрести духовную «надстройку» СССР для Западной Европы. Платонову, видимо, импонировало «сталкивать» на его глазах развивающуюся новую жизнь с «чудаками» из буржуазного Запада. Он их подает с иронией и вовсе не карикатурно. Хоз в «14 Красных Избушках» серьезно увлекся не только молодой Суенитой, но и экономикой бедняцкого колхоза. В «Шарманке» когда-то раскулаченный делец Стерветсен бежал из революционной России, а теперь, разочаровавшись в капитализме, приехал за «ударной душой».

Эта линия анекдотическая, и ее Платонов доводит в пьесе до абсурда.