Пародия Соловьева

Соловьев в «Белой лилии» пародирует символистов и себя, выступает против усложненностей и надуманных оборотов речи. Явно пародийно звучат такие словосочетания: «Позволите ли слезами отчаяния омочить лоно любви», «Как мрамор, ты глуха к отчаянной мольбе! Мне жарко потому, что холодно тебе».

Пародия Соловьева достигает серьезной содержательности: романтическое, высокое, даже трагическое оборачивается абсурдной и смешной комедией (точно но Тынянову: «пародия трагедии будет комедия»).

В соловьевских пьесах, так же как и в стихах, присутствует автор, придерживающийся парадоксальной мысли: «Всякое познание держится непознаваемым, всякие слова относятся к недосказанному».

Рассматривая сатиру 20-х годов, никак нельзя обойти поиски в сатирических жанрах ленинградской литературной группы, существовавшей в 1926-1928 годах под названием «Обернуты» (объединение реального искусства) . Эта школа экспериментаторов в области поэзии, комического и сатиры просуществовала недолго. В нее входили Д. И. Хармс (Даниил Иванович Ювачев), А. И. Введенский, Н. А. Заболоцкий, И. В. Бахтсрев, К. К. Вагинов, Н. М. Олейников и другие. Они называли себя «новым отрядом левого революционного искусства», творцами не только нового поэтического языка, но и нового миропонимания в литературе. Молодые, двадцатилетние юноши пришли в искусство после революции. Они находились под влиянием передовых идей времени, и прежде всего Маяковского, который интересовался этим поэтическим содружеством, присутствовал на диспуте, устроенном обериутами в Ленинградской капелле, слышал их коллективную декларацию и хотел ее напечатать в журнале «Леф». Обернуты высоко чтили поэзию Велимира Хлебникова и А. Крученых.