Памятник себе...

Растерялся Почесухин. Прослезился.

После фантасмагорической сцены во втором и третьем действиях автору, к сожалению, не удается подняться до такого сатирического накала, какой был в фантасмагории. Все идет на спад. Появляется в газете фельетон. Вспыхнул пожар в Новых банях. Почесухин признается: «Это не бани горят, это я горю!»

Комедия С. Михалкова «Памятник себе...» при всей своей простоте и, казалось бы, обыденности содержала глубокий смысл, в ней заметно возрастала роль комического, абсурдно-условного мышления, искались приемы нестандартного сатирического стиля.

Маяковский неумолимо и скрытно влиял на формирование сатиры.

Пожалуй, только в одной феерической комедии тех лет его драматургическая поэтика давала о себе знать со всей отчетливостью. Это пьеса «А был ли Иван Иванович?» Н. Хикмета, поставленная в Театре сатиры в 1956 году, спустя три года после «Вани».

Писатель-коммунист Назым Хикмет, приехавший в нашу страну из Турции в 1951 году, вырванный из тюрьмы голосами и сердцами сотен и тысяч тружеников мира, знал цену стране, которая стала для него второй родиной, в которой он еще в начало 20-х годов обрел друзей среди поэтов и художников.

Обличая Петрова - персонаж из комедии,- парня из слесарей, подпавшего под влияние Ивана Ивановича, человека из «вонюче-канцелярского прошлого», злого гения вроде беса или Мефистофеля, поэт не жалеет красок, пишет характер Петрова крупно, но-маяковски. Но он и не хочет скрывать свою любовь к советской родине. В картине «Бассейн» Иван Иванович кричит: «Эй, Назым Хикмет! Где вы там? Я знаю, Советский Союз - ваша вторая родина, вы любите советских людей, уважаете их, вы старый партиец - все это мы знаем. Но неужели ваша первая пьеса на советскую тему непременно должна быть сатирой? Типический советский человек это разве Петров или я?..»