Образ Словотекова

Образ Словотекова дан Горьким гротескно, в бесконечной возне персонажа то с будильником, то с сапогом, в тупой алогичности, доходящей до абсурда. Сценарий-комедия заканчивается почти символически: посетители и просители заполнили комнату, все говорят, просят, требуют. Усталый, растерявшийся Словотеков взывает к порядку. Кто-то угрюмо говорит: «А где он - порядок?» И тут Словотеков начинает свою очередную речь, длинную и бессмысленную. Все люди, слушавшие его, постепенно засыпают. А он все говорит и говорит. Его голос помаленьку затихает, и, как пишет Горький, «совершенно истощенный понесенными трудами», Словотеков «падает на постель, погружаясь в тяжкий сон».

Для меня Словотеков - образ, открывающий новые пласты в жизни 20-х годов. Горький этим образом смело хотел преградить дорогу болтунам и недотепам, сатирой он бил по цели, по реальным недостаткам, о которых В. И. Ленин не раз говорил с трибуны.

В горьковском Словотекове я вижу черты будущего Победоносикова из «Бани». Конечно, дело тут не в заимствовании, Маяковский мог и не знать о существовании «Работяги» (впервые пьеса была напечатана в книге «Архив А. М. Горького», «Пьесы и сценарии», т. II, М., 1941).

Спектакль «Работяга Словотеков», поставленный театром «Народная комедия», был снят через несколько дней после премьеры, и  Маяковский, проживавший тогда в Москве, вряд ли его видел. Однако тенденция к более углубленной психологизации сатирического образа, так ярко проявившаяся в горьковском «Работяге», не пройдет мимо творчества Маяковского и проявится в «Клопе» и «Бане». Большой смысл я вижу в том, что в 1920 году рядом с пьесами Маяковского появилась комедия М. Горького.

Принципиально новое качество «Работяги Словотекова» заключается и в том, что впервые в советской драматургии создается комедия, в которой действие ведет антигерой - отрицательный персонаж. Положительных лиц в пьесе нет: милиционер, посетители - безымянные фигуры, выполняющие лишь служебную роль в ситуации.