Облик персонажей

Действие развертывалось в кругу парижской белой эмиграции. Изменились имена: у Островского - Нил Федосеич Мамаев, а в пьесе Сергея Третьякова он стал Павлом Николаевичем Мамилюковым-Проливным. Персонаж обретал совершенно новый смысл; по фамилии он напоминал о кадете Милюкове, который так рьяно выступал за то, чтобы присоединить к России проливы, принадлежащие Турции. Эту роль играл М. Штраух. Крутицкий превращался в генерала Жоффра (эту роль исполнял актер атлетического сложения, боксер и акробат А. Антонов; он, например, перечислял орудия уничтожения людей - дредноуты, гаубицы, танки, бронепоезда,- а в это время униформисты иллюстрировали это место «пирамидами», кульбитами, цирковыми трюками, намекавшими на эти смертоносные орудия. Могучий атлет-верзила и трюковые «иллюстрации» подчеркивали комизм характера).

Менялся облик всех персонажей Островского. Машенька становилась изворотливой и наглой биржевичкой Мэри Мак-Лак (исполняла роль В. Музыкант), Городулин превращался в Горедулина (его играл И. Пырьев), а Курчаевых было трое - это «трио врангелевских гусар»; «купецский сын» Егор Глумов оказывался в то же время «клоуном Жоржем». Всех слуг играл один актер М. Эскин; он обозначался в программе - «у ковра». Были и чисто цирковые персонажи - «униформа», «акт в кольце». В программе было сказано о постановщике: «Монтаж аттракционов (постановка, режиссура, планировка манежа, костюмы, реквизит) С. М. Эйзенштейна».

Спектакль ставился как цирковое зрелище. Зрители располагались на двух крытых амфитеатрах, как в цирке. Актеры играли на «манеже»: на полу перед амфитеатром, обозначенным круглым ковром. Стены зала были завешены полотнищами, перед ними находился помост со спусками по бокам и занавесом. Актеры полностью владели и манежем, и амфитеатром, устанавливая непрерывные контакты со зрителем, который включался в это забавное, полное неожиданностей представление.

© 2008-2019 bestcourses.ru