Неожиданный финал

Они и дают основание говорить о том, что к середине 20-х годов Булгаков уже сложился как талантливый сатирик гоголевского направления. Его сатира отличалась смелостью воображения, синтезом обличительного и трагикомического начал: смеясь, издеваясь над людскими пороками, Булгаков, как и Гоголь, грустил; его смех нес в себе боль и печаль.

Булгаков прекрасно знал быт московских обывателей, и тех, кто жил надеждой на реставрацию прошлого, и тех, кто изощренно ловчил, приноравливался к новым порядкам, даже преуспевал в годы нэпа.

«Не из прекрасного далека я изучал Москву 1921 - 1924 годов,- пишет Булгаков в фельетоне «Трактат о жилище».- О пет. я жил в ней, я истоптал ее вдоль и поперек. Я поднимался почти во все шестые этажи, в каких только помещались учреждения, и так как не было положительно ни одного 6-го этажа, в котором не было учреждения, то этажи знакомы мне все решительно».

В. Лакшин в своей книге «Вторая встреча», в главе «О прозе Михаила Булгакова и о нем самом», дает портрет писателя и подробно анализирует характерные особенности сатиры в раннем творчестве Булгакова. Литературовед-исследователь отмечает сатирические аспекты в рассказах и фельетонах писателя. Это и жизнен-  пая цепкость приобретателей, надеявшихся «пересидеть большевиков». Опять, как и в пьесе Эрдмана, возникает тема «липовых мандатов», при помощи которых нувориши, прожигающие жизнь в ресторане на крыше «московского небоскреба» Нирензее, стремятся обеспечить свое благополучие. Это и новые похождения Чичикова, основавшего в Москве «трест по выделке железа из деревянных опилок». И ретивая сообразительность именитых присяжных поверенных, которые, боясь, что их выгонят из роскошных квартир, развешивают портреты красных вождей.

© 2008-2019 bestcourses.ru