Народная мудрость

 Поприщин, как известно, объявил себя испанским королем, а Малахий Стаканчик, встреченный больными, провозглашает: «Помазываюсь народным наркомом! (Зычно.) Свершилось! Слушайте все, все, все!.. Во имя голубой революции я помазываюсь народным наркомом... Народный нарком Малахий. Нет, не так... Народный Малахий, в скобках - нарком. Сокращенно - Нармах... Нет, Нармахнар...»

Ясно, что М. Кулиш не списывал у Гоголя, он продолжал гоголевскую традицию, по-своему реконструировал «поирищинскую» ситуацию, усиливая ее трагизмом судьбы своего героя.

Малахий Стаканчик - сложный образ, в котором воплощены автором противоречия той эпохи; в нем смешалось многое из того, что испытывал «средний человек» ил и просто обыватель, не сразу понявший, что происходит на его глазах. Об этом хорошо писал М. Горький К. Федину в 1925 году: «Почти все современные молодые писатели и поголовно все критики не могут понять, что ведь писатель-то ныне работает с материалом, который зыблется, изменяется, фантастически соединяя в себе красное с черным и белым. Соединяя не токмо фантастически, но и неразрывно» .

В Малахий поразительно в одном лице слилось фантастическое «красное с черным и белым», доброе и человеческое - с жестокостью потребителя, с бездуховностью обывателя. Литературовед Ю. Смолич увидел в этом образе черты своеобразного Дон Кихота. С этим можно согласиться лишь в том смысле, что Кулиш в образе Малахия пародировал некоторые черты благородного рыцаря. А что же благородного в Малахий? Давайте присмотримся к его истокам, откуда выпрыгнул этот почтальон Стаканчик? Кто он таков? Малахию сорок с лишним лет, у него три дочери, набожная жена. Двадцать семь лет он пропел на клиросе в церковном хоре и этим снискал уважение сельчан: слыл «наивернейшим христианином». Когда началась революция и убили начальника почты, Малахий самовольно замуровался в чулане, просидел там «замурованным» два года. Начался нэп, и, как признается его жена, «разрешили продавать иконы», он вышел из чулана.

© 2008-2019 bestcourses.ru