Маяковский и Мейерхольд

Мейерхольд, вспоминая эти дни, писал позже, что Маяковский написал пьесы, которые намного опережали время, что он «раздражал кое-кого, потому, что был великолепен, он раздражал потому, что он действительно был настоящим мастером и действительно владел стихией большого искусства».

Наверно, это было так. Но главная причина неприятия пьес Маяковского рапповской критикой заключалась, по-моему, в том, что руководители РАПП выработали систему догматических схем (теория «живого человека», критиковать можно только частные и конкретные явления, теория «положительной сатиры» и т. д.). Между тем ни «Мистерия-буфф», ни, в особенности, «Клоп» и «Баня» никак не укладывались в эти схемы, разрушали стереотипы, поднимали драматургическое искусство на новые уровни образного мышления. К тому же Маяковский не мирился с наскоками, яростно отвечал на любое «групповое» или же вульгарно-социологическое суждение о его пьесах, идеях, стихах. Это и раздражало рапповскую критику. Некоторые критики, желая «потрафить» идеологам РАПП, лицемерили, выкручивались, утверждали, что агитки Маяковского, дескать, устарели, что он превращает искусство в шуточный балаган, и т. д. Так, В. Блюм, выступив со статьей о спектакле «Баня», увидел в пьесе «запоздалую демонстрацию агитки, прозевавшей ход времени». Он почему-то находил, что «синеблузная схема, как голенькая, лежит в основе этой взлохмаченной лозунгами аттракционной драмы с цирком и фейерверком... Спектакль «Баня» оформлен в той шутейно-балаганной, буффонной манере, которая всегда была правой рукой агитки, неизменно сопутствуя ее обличительному пафосу. Но сегодняшний зритель воспринимает эту агитку-буфф холодно и рассеянно... Глубокий недостаток идейного питания привел ее к высыханию: буфф перестал смешить, агитка - агитировать».

Под разными «заходами» и «ширмами» критикой того времени отвергался сам метол сатирического спектакля - гиперболизация, приемы преувеличения и укрупнения обличаемых персонажей. В этом смысле характерно и высказывание В. Ллперсао «Клопе».