Эпоха великого поиска...

Можно бы продолжить рассказ о богатстве цирковых трюков, приемов сатирического агитгротеска, которыми так блистал спектакль. Но следует сказать о главном: в «Мудреце» оформилось и четко обозначилось открытие С. Эйзенштейна - «монтаж аттракционов», где монтаж нужно рассматривать не только как обилие цирковых приемов, но и в эстетическом, художественном смысле: зрители втягивались в действие, играемое актерами, и становились его участниками. Эйзенштейн придавал комизму и агитгротеску целостность, добиваясь слияния самых неожиданных цирковых и акробатических элементов. «Монтаж аттракционов» - очень емкая формула, собирающая и объединяющая все элементы спектакля, это - своеобразное «орудие обработки» материала, «сборка» составных частей «театрального аппарата».

Сатирический спектакль обретал новые черты, способ подачи материала обогащался методом гибридизации, сплавами различных и часто разнородных моментов, образующих целое в их слиянии со словом, комизмом реплик и положений. В «Мудреце», продолжавшем традиции «Мистерии-буфф», подводились итоги пятилетним поискам в области советской сатиры (начало им положила «Мистерия» 1918 года). Эйзенштейн многому научился, работая сотрудником у Мейерхольда, участвуя в создании спектакля «Смерть Та-релкина». Именно после «мейерхольдовской школы» и появился «Мудрец», в котором совершенствовался метод революционного театра. Этот спектакль стал звеном в общей сатирической смеховой культуре пролетариата 20-х годов.

Бурное, противоречивое и сложное время переживала Страна Советов. Нэп развязал, обострил схватки, накалил классовую борьбу. «Вокруг нас бушевали политические страсти,- пишет Валентин Катаев.- Буржуазный мир еще не мог смириться с победой Октябрьской революции. Волны ненависти катились на нас с Запада. Советская власть с каждым днем мужала, но ей все еще приходилось преодолевать множество препятствий.