Художественное явление

Беспокоит дочь Искра. Журналистка, все время в хлопотах по работе. Дома - замкнутая и уставшая. «Родила бы ребенка! - все пройдет». Так советует Судаков, он не знает, что Искра при своих двадцати восьми годах сделала уже второй аборт: муж приказал, Егор Ясюнин.Именно он, Ясюнин, подсмотрел, как в муках и отчаянии Искра склонилась перед иконой (их много в доме Судакова, они собирались как произведения искусства, чтобы похвастаться перед иностранцами). Так вот, Ясюнин ночью разбудил Судакова, привел его, чтоб полюбовался, как дочь «унизилась». Ясюнин знал, как ущемить своего тестя: «Молилась, идиотка!» А потом, силой обернув лицо дочери к иконам, отец кричит в ярости: «Плюй, плюй на них». Больше всего боится Судаков, что узнают - дочь его молилась!

Выразителен сатирический рисунок образа, точно найденный автором,- оболочка этакой вальяжной основательности, степенности, и под ней - хам и деспот, человек, окончательно порвавший со своим пролетарским прошлым. В нем купеческое бахвальство перед иностранными гостями с оттенком легкого заискивания уживается с пытливым взглядом, с искренностью и непосредственностью душевных движений. Вопль восторга издал Степан Алексеевич, признав в незнакомке свою подружку Валю, с которой учился в одном классе, даже по-мальчишески любил. Но она пришла с просьбой -сына Димку надо выручить: он в Польше познакомился с девушкой (был в туристской поездке), опоздал к сбору группы, теперь его преследуют, прорабатывают, оттягивают защиту диплома. И, услышав об этом, Судаков сник. Он ничего не сделал для своей землячки и ее сына. Выручать Димку взяла на себя Искра.

Судаков привык делать что-либо только по «второй сигнальной системе». А что это за система? «Ты мне доски - я тебе гвозди, ты мне кооперативный пай - я тебе «Жигули» без очереди». По этой системе он, по просьбе Искры (пришло письмо в редакцию), восстанавливает справедливость: возвращают ордер на квартиру счетоводу Волчкову.