Гротескные приемы

В «Клопе» и «Бане» Маяковский подводил итоги всей своей жизни. Эти пьесы вобрали в себя художественный опыт сатирической смеховой культуры 20-х годов. Как «драмщик», поэт жил и работал в гуще литературной и театральной жизни Страны Советов. Без него не обходилось ни одно начинание, связанное с организацией театров сатиры и теревсатов, с репертуаром «Синей блузы» и цирка, связанное с тем, чем жил его любимый театр - ГОСТИМ. Он всюду поспевал и всюду бывал. Людям революционного фронта искусств он был нужен.

Мне хочется подчеркнуть мысль, которая является идеей этой части книги: Маяковский как драматический поэт развивался в живом процессе сатирической культуры пролетариата. Его «Мистерия-буфф» цементировала ударное сатирическое мировосприятие у поэтов, художников, режиссеров и актеров, сатириков, работавших в самых различных формах массовых коммуникаций 20-х годов. Маяковский формировал сатирический революционный фронт литературы и искусства легендарных лет. Он был его признанным лидером и главарем.

Маяковский, оценивавший «театр как арену, отражающую политические лозунги», как «веселую публицистическую арену», не мог избежать и не избежал влияния и других, с иными стилевыми особенностями драматургов. Ему был близок Николай Эрдман, пьесы которого «Мандат» и «Самоубийца» он хорошо знал, и что-то от эрдмановского «Мандата» слышится в «Клопе»: Розалии Павловне Ренесанс, хозяйке парикмахерской, как и семье Гулячкиных, «очень нужен профсоюзный билет в доме», а гости на «красной свадьбе», застыв в преклонении, слушают брачные пожелания «уважаемого товарища Лассальченко». И то и другое - «липа», обличающая мещан, как и в пьесе Эрдмана, только здесь эта «липа» втиснута в сюжет, выражающий колоссальнейшую проблему века. В «Бане» Фосфорическая женщина выходит на площадку, где «горит слово «Мандат». Общее остолбенение».