Гротеск - трагический, комический"

Особое место в комическом занимает гротеск - способ сатирической типизации. Это сложная и высшая форма комического искусства, в которой деформируются реальные соотношения, выступающие в связях с фантастикой, с резко контрастными мотивами; нередко гротеск проявляется и в фантасмагории. К. Станиславский, Е. Вахтангов, Вс. Мейерхольд, С. Эйзенштейн оставили нам интересные суждения и мысли о «гротескном типе образности», о сущности этого способа выявления острокомического. Они подчеркивали трагическое начало в гротеске, черту, которая резко отличает гротеск от любых форм гиперболы и литоты, его органическое тяготение к фантастическому изображению реального.

Мейерхольд и Вахтангов считали гротеском слияние трагического с комическим, такое контрастное сочетание реалистического с фантастическим, в котором сплавляются в единство эти мотивы. Вахтангов связывал проблему гротеска с «фантастическим реализмом». Он писал: «Все, имеющие способность к характерности, должны почувствовать трагизм (даже комики) любой характерной роли и должны научиться выявлять себя гротескно.

Сегодня теоретики дали развернутую характеристику гротеска как изобразительного средства сатирических произведений. Теперь пишут о психологизации гротеска, о его погружении «в прозу жизни, в повседневный быт», о том, что через гротеск писатель достигает «смешения фантастики с действительностью, нереального с реальным, настоящего с будущим (или прошлым)». Интерес представляют суждения венгерского писателя Иштвана Эркеня, который связывает потрясение гротеском с потрясением трагедией и пишет: «Гротеск, принуждает ли он смеяться, вызывает слезы, или же заставляет вместе плакать и смеяться, всегда потрясает читателя, как трагедия - зрителя. Среди особых примет гротеска эта, я полагаю, его самая бьющая в глаза опознавательная примета».