Глумов в "Мудреце"

Выгнал Голутвина (Н. Трофимов), эдакого газетного пройдоху, пришедшего с просьбой написать очередную пакость, и Курчаева (Стоянов), сразу угадав в этом доверчивом гусаре своего соперника. Сюда, на этот убогий чердак, взобрался со своей одышкой и Нил Федо-сеич Мамаев (О. Басилашвили). Он сразу же оценил угодливость своего дальнего родственника Глумова.

Уверенно и нахально врывается в общество петербургских «мудрецов» Глумов. В изысканно-аристократических покоях Мамаевой он кокетничает с сексуально озабоченной тетушкой (Л. Макарова). Она принимает его, раскинувшись на роскошном алом диване, который вращается вокруг оси с амурчиком. Глумов, сбросив визитку, с горящими глазами прыгает на диван, как в бездну. Это - цирковой трюк.

Да, «Мудрец» в БДТ играется как комический спектакль с трюками, арлекинадой, с мотивами площадного грубого народного фарса. Здесь все возможно и все логично; до бессмыслицы обнажается цинизм и откровение глумовских идей: Мамаев хлопочет, чтобы Глумов ублаготворил его супругу - сам не может; Горо-дулин настолько глуп, что не может сочинить речь, ему для этого нужен Глумов; Турусина в своих хоромах бесится от богатства, ищет для племянницы жениха - ей тоже нужен Глумов; старик Крутицкий давно выжил из ума, сочиняет свои идиотские прожекты, ему до зарезу нужен Глумов.

Этот прохиндей нужен всем «мудрецам». Он для них гений, этот самозванец в царстве светских глупцов и чокнутых стариков, цепляющихся за власть,- разве это не тема для российского балагана с масками и кукольными страстями?

Глумов в «Мудреце», как и все самозванцы в сатире,- лицо страшное и опасное. Обличается он гневной иронией, грубоватой балаганной издевкой: выдавал себя за человека все знающего, способного к делу, рвался к власти, к богатству, пресмыкался и приспосабливался, а на поверку... стал необходим царству глупости -«мудрецам», выжившим из ума.

В стилистике спектакля доминирующим средством стала разнообразная импровизация.

© 2008-2019 bestcourses.ru