Что же нового сегодня в сатире?

Теперь же наблюдается тенденция к многосложным, «гибридным» композициям, ищутся средства изображения, заимствованные в соседних искусствах и родах - кинематографе, публицистике, поэзии и прозе. Возникают комедии, заставляющие зрителей не только смеяться, но и погружаться вместе с автором в потоки размышлений.

Такой стиль рождается и формируется в атмосфере перемен в общественном сознании. Он расширяет возможности и «географию» жанра, усиливает контакты сатирической драматургии с жизнью и со зрителями.

Труден и сложен путь театральной сатиры. Сколько потерь мы понесли из-за трусости и некомпетентности людей, не понимающих природы сатиры, судивших о ней поверхностно! Сколько талантливых пьес осталось в безвестности и не дошло до зрителей из-за перестраховщиков, выступавших с охранительной позиции - как бы чего не вышло!

Теперь, в обстановке, очищаемой решениями XXVII съезда партии, нанесшего удар по бюрократизму и комчванству, по всяческим формам волокиты и застоя, налаживается положение с сатирой. Но надо быть до конца справедливым и вспомнить, каково было отношение к сатирическому искусству на протяжении многих прошлых лет.

«Литература,- писал Д. Гранин в «Литературной газете»,- не исследовала зло в его изменчивых ликах перерожденцев, настоящих карьеристов, корысть в ее уродливейших, казалось бы, бессмысленных проявлениях. Примеры безнравственности, аморальности в наших книгах вряд ли могут помочь сегодня понять корни и значимость отрицательных явлений. Боюсь, что сегодня, в этот чрезвычайно важный момент жизни нашего общества, многие из написанных нами книг представляются крайне наивными, их обличительный пафос -мелкокалиберным, их злодеи - анемичными.

На руку эта литературная робость была прежде всего силам зла. Их, конечно же, устраивала робкая литература, литература очковтирательства, показухи, литература приписок и угодничества, литература несмёющая»  .