Четвертый кирпич

Калугин еще раз уснул, и ему приснился сои, который его вывел из себя па долгое время, «будто он сидит за милиционера, а мимо проходят кусты». Это просто так для Калугина не прошло. Он проспал четыре дня и четыре ночи, проснулся таким тощим, что его не могли признать. Финал совершенно абсурдный: «Санитарная комиссия, ходя но квартирам и увидя Калугина, нашла его антисанитарным и никуда негодным и приказала жакту выкинуть Калугина вместе с сором.

Калугина сложили пополам и выкинули его, как сор».

Другой маленький рассказ Хармса, «Жил-был человек, звали его Кузнецов», строится исключительно па возрастающих повторах. У Кузнецова сломалась табуретка. Он вышел из дома, чтобы купить столярного клея и починить табуретку. Когда он проходил мимо недостроенного дома, на его голову упал кирпич, появилась огромная шишка. Остановился Кузнецов, потрогал шишку и бодро произнес: «Я гражданин Кузнецов, вышел из дома и пошел в магазин, чтобы... чтобы... чтобы... Я забыл, зачем я пошел в магазин».

Это первый кирпич и первое «забыл». Потом на его голову обрушился второй кирпич, и он «забыл», куда он пошел. Когда на ту же голову упал третий кирпич и возникла третья шишка, Кузнецов закричал: «Я гражданин Кузнецов, вышел из... вышел из... вышел из... погреба? Нет. Вышел из бочки? нет! Откуда же я вышел?..»

Четвертый кирпич, и четвертая шишка. «Ну и ну! - сказал Кузнецов, почесывая затылок.- Я... я... я... Кто же я? Никак я забыл, как меня зовут... Василий Петухов? Нет. Николай Сапегов? Нет. Пантелей Рысаков? Нет. Ну кто же я?»

Когда пятый кирпич настиг Кузнецова и появилась на голове пятая шишка, он окончательно забыл все, крикнул «Ого-го» и побежал но улице.

Концовка такова: «Пожалуйста! Если кто-нибудь встретит на улице человека, у которого на голове пять шишек, то напомните ему, что зовут его Кузнецов и что ему нужно купить столярного клея и починить табуретку» .

© 2008-2019 bestcourses.ru