Черты обновления сатирического художнического мышления

В 1953 году определились существенные черты обновления сатирического художнического мышления. Появилось несколько сатирических комедий, лучшие из них бесспорно чему-то научили драматургов-сатириков, театры и зрителей. Их опыт вошел в общую копилку сатирического искусства и также готовил приход Маяковского на сцену.

А в Ленинграде Н. Акимов, освобожденный в 1949 году от обязанностей главного режиссера Театра комедии (этому предшествовали «разносные» статьи В. Залесского, Г. Гракова, Г. Осипова, обвинявшие его в формализме), принимает новый для него театр - имени Ленсовета (1951), и завоевывает популярность у всего города. В 1952 году, за год до «Бани», он ставит и показывает «Тени» М. Салтыкова-Щедрина, а в 1955 году «Дело» А. Сухово-Кобылина, ставшие теперь классическими но режиссуре.

Так самой практикой театра готовилась почва для возрождения пьес Маяковского на советской сцене.

«Баня» не сразу пришла в Театр сатиры.

Впервые после мейерхольдовского спектакля, то есть после 1930 года, она прозвучала в эфире как радиоспектакль, его трансляции по радио начались в августе сентябре 1951 года, то есть за полгода до редакционной статьи «Преодолеть отставание драматургии» в «Правде» и за два года до спектакля «Баня» в Театре сатиры.

Именно радиоспектакль «Баня» в постановке Рубена Симонова (музыка В. Шебалина) и начал возрождение сатиры Маяковского. Он помог расчистить дорогу для «Клопа», а потом «Бани», подготовленных для концертного исполнения молодым тогда артистом Г. Сорокиным, был разведкой на пути у постановщиков «Бани» в Московском театре сатиры.

Мне довелось принять участие в судьбе радиоспектакля, в его обсуждении сначала в Радиокомитете, а потом в редакции «Правды» (над радиоспектаклем сгущались тучи, его хотели запретить). Он шел в великолепном актерском составе: Победоносиков - И. Ильинский, Оптимистенко - Н. Гриценко, Исак Бельведон-ский - В. Кольцов, режиссер - О. Абдулов, товарищ Чудаков - А. Грибов, товарищ Двойкин - М. Ульянов, Иван Иванович - М. Державин. Стихи и пояснительные тексты читал Р. Симонов.