Цент действия комедии

В центре действия комедии - Семен Егорыч Бададошкин - фигура не только сатирическая, но и драматическая. Он награбил, нахапал целое состояние, за бесценок приобретал вещи. Он ведь торговец рыбой, а в то голодное время закладывали семейные реликвии, мебель, чтобы прокормиться. Мебелью, вещами Бада-дошкин заставил всю квартиру, в ней, как в лесу, можно заблудиться. Хищник и грубиян, лишенный человечности, он живет звериными законами. Привез из деревни мать, Домну Ивановну, заставил ее притвориться глухонемой. Она ходит, все видит и все слышит и доносит ему. Жену-молодку замучил, сына Никита превратил в холуя и подонка. Набив полный шкаф золотом, Бададошкин живет скверно и мучительно. На душе его тяжко и беспокойно. Чувствует Семен Егорыч, что приближается катастрофа, потому так и поверил Барину; появилась желанная надежда, что «революция отменяется такого-то числа». Вот тогда и денежки пригодятся, тут он и покажет всем, каков Бададошкин!

Леонов пишет психологически объемный, по-своему сильный и властный характер. Злой и упрямый, глупый и настороженный, Бададошкин готов «прижать родину коленкой», он Россию видит и понимает по-своему, по-стяжательски: «Расея-то, ведь она что: кто сгреб, с тем и поехала». Писатель не жалеет красок, он рисует Бададошкина в торжестве подлости и всесильной наглости. Леонов дает ему монолог (2-е действие, 21-е явление), который звучит исповедью и начинается с признания матери: «Я на все смеюсь, я смешливый...» Бададошкин вспоминает, перебирая золото, как брошь купил в Самаре у барыньки, ее выслали, «она даром отдала и руки вдобавок лизала», как у жены полковника, который попался, за бесценок часы приобрел. «Все это вези с собой, мать, прячь. Зарой его в землю, мой смех: он не гниет, мы посмеемся. О, как мы посмеемся, мать!»

Страшная исповедь. Она и подготовила «мечтания» Бададошкина. У Булгакова в «Беге» - сны, а у Леонова - «мечтания», в обоих случаях они выполняют функции драматические: ирония и смех, а страшновато. Бададошкин в «мечтаниях» видит себя генералом: эполеты, ордена, слуги, гости. Приказывает, чтобы побрызгали духами приятеля Крутилина, мамашу. «И меня тоже слегка».