Белая лилия, или Сон в ночь на Покрова

Романтический сюжет снимается, переводится в плоскость фарса, откровенно площадного, где высмеиваются и символизм, и романтизм, и многие общественные явления в России, например - преклонение перед мадам Роллан. Это реальная деятельница французской революции, сторонница жирондистов, казненная якобинцами. В 60-х годах после ее мемуаров, опубликованных в Париже, о ней много писала русская либеральная пресса, объявляя М.-Ж. Ф. Роллан «замечательной женщиной». Л вот как выглядит пародийно эта мадам в тексте пьесы: Профессор, обращаясь к Элеоноре, этой трапезундской шлюхе, говорит ей: «Вы достойны быть Роллан будущей умеренной республики в России!» А Элеонора отвечает: «Чрезвычайно вам признательна я за этот комплимент. О профессор увлекательный, вам бы прямо в парламент» .

В мини-комедии «Белая лилия, или Сон в ночь на Покрова», названной автором «мистерия-шутка в трех действиях», чувствуется влияние Гоголя: не только в иронии и насмешке и в использовании праздника (у Гоголя «Ночь перед Рождеством», а у Соловьева «Ночь на Покрова»), но еще и в том, что в соловьевской пьесе есть персонаж Хлестаков. Правда, он генерал, сочинитель диалогов Платона (что надо воспринимать с насмешкой - генерал, солдафон, и вдруг «диалоги Платона»!). Запоминается этот персонаж тем, что кричит в кульминационный момент карнавала: «Вот оно -наше молодое поколение! Дамский башмак проглотить не может!»

Да, в этой маленькой комедии, как и у Гоголя, действует гротеск бестолковщины, абсурдных поступков и умозаключений («Дамский башмак проглотить не может» - одно из таких заключений). В пьесе варьируется тема грубого фарса: молодой человек по имени

Сорвал на глазах у всех жует башмак, упавший с ноги его дамы. Кто-то вопит: «Соли, соли!» И все скандируют: «Ах, несчастный Сорвал! Он башмак засовал в глотку. Может он умереть, его нужно тереть водкой!» - а Сорвал, вытащив изо рта башмак, сокрушенно молвит: «Не успевши удавиться, я желал бы удалиться!»

© 2008-2019 bestcourses.ru