Авторские исповеди

В главе «Юмор и гротеск» Л. Слонимский оспаривает точку зрения дореволюционных исследователей, отвергающих гоголевский реализм. В. В. Розанов, например, был поражен «безжизненностью» и «застылостью» фигур Гоголя. Некоторые отрицали содержательность гоголевского комизма, объявляли его нехудожественным («это какое-то кривлянье, балаганство» и т. д.). Теперь, после революции, Александр Слонимский доказывает высокую философскую содержательность смеха Гоголя, пишет, что «чистому и веселому юмору» Гоголь противопоставил «высокий восторженный смех», который в зрелые годы писателя переходит в сатирический комизм, характеризующийся широким охватом жизни, всеобщим значением. Теоретик приводит слова Гоголя из «Авторской исповеди», в которых писатель сформулировал свое комическое и сатирическое кредо: «Если смеяться, так уже лучше смеяться сильно и над тем, что действительно достойно осмеяния всеобщего» .

Началом нового «всеобщего» смеха, комизма крупного и социального в гоголевском творчестве Слонимский считает «Ревизора»; комизм этой пьесы произвел на всех «потрясающее действие» и наглядно показал усиление содержательного комического эффекта. Сам Гоголь признавался, раздумывая над «Ревизором»: «Сквозь смех, который никогда еще во мне не проявлялся в такой силе, читатель услышал грусть... После «Ревизора» я почувствовал, более нежели когда-либо прежде, потребность сочинения полного, где было бы ужо не одно то, над чем следует смеяться...».

Именно «потребность сочинения полного», выявившаяся так наглядно в «Ревизоре», приводит к крушению огромной претензии (анекдот о Хлестакове) и сводится к гибридизации, к смешению смешного с печальным, комического - с драматическим, с моментами трагического потрясения («Чему смеетесь? - Над собою смеетесь!»). Эти два начала, казалось бы, противостоящие друг другу, сливаясь, и создают почву для гротеска -особого способа подачи комического, абсурдного, алогичного.

© 2008-2019 bestcourses.ru