Артисты Г. Александров

Над ним летали на трапециях, над головой ходили на проволоке (тут отличались артисты Г. Александров, игравший Голутвина, и И. Пырьев). Кто-то из артистов садился на колени зрителя. Тот вскакивал от неожиданности, а над ним падал шест с подносом и коробками «сгущенной молоки» (они привязывались к подносу); над креслами взрывались бомбы-шутихи. Словом, цирковые аттракционы царили, их было многовато. Может быть, поэтому и с раздражением уходили многие зрители из театра.

Но интересно вот что: и здесь, в этом шумном цирковом зрелище, вся словесная ткань, пародийная, политическая и острая, сатирическая, строилась но образцу «Мистерии-буфф» Маяковского, ведь неспроста же автором текста был Сергей Третьяков, верный друг Маяковского и Мейерхольда. Нет оснований говорить, что Третьяков просто подражал Маяковскому, он сочинял репризы, сатирические положения, реплики по методике, разработанной Маяковским в «Мистерии-буфф»- В программе спектакля «Мудрец» указывалось, что это «вольная композиция текста С. М. Третьякова. Сценарий С. М. Эйзенштейна». Значит, Третьяков, взяв в основу сюжетную канву у Островского, писал «вольную композицию текста», то есть нафантазировал новый по содержанию и форме текст, текст сатирический, злободневный и по своей остроте направленный против врагов Советской России.

Текст не осовременивался, он писался заново и был органически современным. В этом все дело, и в этом значение спектакля. Русская эмиграция со всеми ее приметами, жалкая и воинственная, представала здесь в опозоренном, сатирически высмеянном виде, как люди без рода и племени. Третьяков работал, имея перед собой образец такой сатиры - «Мистерию-буфф»; он отталкивался от этого творческого опыта и обогащал его, следуя по сюжетной канве классика Островского.

Приведу некоторые примеры, показывающие, как заново мастерил реплики Третьяков, работая над «Мудрецом».

© 2008-2019 bestcourses.ru